Родом из Болтовки

Родом из Болтовки

Николай Иванов — коренной житель деревни Болтовка. И хотя самой деревни на карте Яшкинского округа уже нет, память о ней хранится в семье Ивановых. Восстановлен родительский дом, деревенский колодец. Жив пятисотлетний кедр, что стал символом семьи и преемственности поколений.
О своём деревенском детстве Николай Анатольевич рассказал нашей газете, а мы поведаем историю в новом специальном проекте «Коренные».


Ольга ГИРЯ
Корреспондент


Предыстория

Одна из недавних командировок в Балахнино определила героя этой публикации. Сельский сход по вопросам дорог и связанной с этой болевой точкой санитарной вырубкой кедров собрал практически всех, кто проживает в деревне, и не только. Люди горячо и с болью отстаивали свое законное право пользоваться исправными дорогами, а не убитыми напрочь большегрузной техникой. Здесь ничего объяснять не надо. Дорога — единственная жизненно важная артерия, соединяющая людей с цивилизацией, где школа для детей, больница, магазины, аптеки и многое другое. Пробовал «достучаться» до большого начальства и Николай Анатольевич Иванов, пытаясь открыть приезжим истину, которая не требовала доказательств. Что из этого получилось, «Газета Яшкино» писала в предыдущем номере.
А вот с Николаем Анатольевичем захотелось познакомиться поближе после нашего совместного экскурса по деревенским дорогам. После того, как увидела родительский дом Николая Иванова, бережно хранимый нынешним хозяином, и колодец напротив дома, обихоженный вид которого как-то особенно тронул душу. Знаки бывшей деревенской жизни, когда-то кипевшей в этом забытом краю с раннего утра до позднего вечера. И как напоминание об этом — табличка с обозначением улицы «Болтовская» на одном из заброшенных, полуразвалившемся доме. Была жизнь, и где она? Ушла дорожками и тропинками, одна из них к погосту, где лежат уже в земле те, кто хранил и лелеял эти края. Дорога к деревенскому кладбищу, благодаря заботам Николая Анатольевича, до недавних пор была вполне проезжей, с обкошенными обочинами. Сейчас она отчасти разбита лесовозами, которые транспортируют кедры после санитарной вырубки на окраину деревни.

 
В семье Ивановых было шестеро детей: два сына и четыре дочери (последний ребёнок на фото отсутствует). Фото из семейного архива.

 

«Моя родная деревня, я за неё болею!»

Как выяснилось позже, наш герой постоянно в Балахнино не проживает, его дом на станции Литвиново. Но бывает здесь довольно часто, тянет сюда и душой, и сердцем. Родное здесь всё, каждый уголок знаком с детства: в бору за речкой играли в прятки, там заветный кедр с большим дуплом стоит и ныне. Родительский дом Николай подправил, обиходил, чтобы было куда приехать, с друзьями детства встретиться, с внуками по окрестным борам прогуляться, за чашкой чая с семьей посидеть за большим столом в родительском доме.
Обо всех этих подробностях узнала из нашей неспешной беседы во время второй встречи в Болтовке, тремя днями позже.
- Мои деды — прадеды по материнской линии Майговы, обосновались в Болтовке с начала девятнадцатого века, так мне известно, — рассказывает Николай Иванович. — Мои родители деревенские. Отец Анатолий Борисович Иванов родом из Кулакова. Мама Валентина Ивановна Майгова родилась в этих местах. Родители сначала жили в Кулакове, потом переехали на мамину родину. В семье уже было трое детей. Я родился в 1965 году уже здесь в Болтовке. В семье нашей было шестеро детей. Всем места хватало на тридцати двух метрах нашего домика. Жили дружно, у каждого из детей были свои обязанности по дому, по хозяйству. Мне полагалось приготовить для печки дрова, сложить их на крылечке. Сестры порядок в доме наводили. Родители с раннего утра отправлялись на работу. Мама трудилась дояркой на ферме, отец в совхозе и скотником был, и на конюшне работал.

Анатолий и Валентина Ивановы с сыном Николаем, 1965 год. Фото из семейного архива.


Помню по воскресным дням мама пекла в русской печке ржаной хлеб с хрустящей корочкой. И не было его вкуснее. Да ещё с молоком! Любили мы мамины прянички с ячменным кофе. В семье появилась электрическая сковородка, я сам пек на ней блины. Получались пушистые, большие! Два-три хватало, чтобы наесться от души.
Жизнь в деревне шла определенным чередом. Картошку в огороде отсадили, потом пропололи, окучили. С шестого июля начинался сенокос. С пятого класса я работал на сеномётке на граблях, хотелось свою денежку заработать. Каникул мы не видели, трудились много. Но об этом жалеть не надо, жизнь того требовала.
Школа начальная была в Балахнино, ходили туда пешком. Заканчивал школьное обучение в Красноселке. Жили там в интернате. Но, когда сильно хотелось домой, пешком по бору добирались до родной Болтовки. После окончания школы поступил в Юргинское училище №5, профессия тракториста-машиниста вполне меня устраивала, для жизни подходящая.

А потом была срочная служба в армии, после которой Николай обосновался в Яшкине, работал в «Сельхозхимии», шоферил. В 1989 году женился, квартиру дали в Литвинове, там и поселилась молодая семья. Род Ивановых сегодня продолжается поколением молодых — трое внуков у Николая Анатольевича. С Пашей и Сергеем познакомилась в родовом доме Ивановых. Вместе с внуками дед Коля приехал в деревню. Мальчишки любят бывать в этих местах. Паша, старший внук в семействе Ивановых, учится в седьмом классе. Уже освоил трактор, может скосить траву, помочь в других немудреных делах деда. Зимой покататься на снегоходе по окрестным борам. Это ли не удовольствие! Дружат внуки с дедом, тепло относятся друг к другу. Сергей, ему вот-вот исполнится одиннадцать лет, тоже всегда готов к общим делам. Вместе с братом наводил порядок в родовом доме. Так ненавязчиво учат в семье Ивановых детей главным правилам жизни: трудолюбию, честности, порядочности и любви к своей земле.

Родительский дом Николая Иванова, в нём жили три поколения семьи. Фото: Ольга Гиря.

 

Поход к заветному кедру

Наверно, у каждого человека есть место, куда хотелось бы возвращаться в разные годы своей жизни. У Николая Анатольевича это старый мощный кедр, который немало повидал на своем веку. Лет пятьсот этому дереву, по словам нашего героя. Вот к нему вчетвером мы и направились на вездеходной машине Николая Анатольевича. День был особенный, когда просто необходимо побывать у заветного дерева. День возвращения нашего героя в детство, юность. Проехав через речку, мы оказались в бору. Продираясь с трудом через ветви кустарников, держали путь к заветному кедру. Паша и Сергей знали эту дорогу, видно, бывали здесь не раз.
Мне открылся кедр не сразу, был он в кругу других мощных деревьев. Стоял горделиво на взгорье, чуть склонив вершину свою вниз, где пряталась речка. От глаз людских скрывалось большое дупло, где свободно мог поместиться ребёнок. «Примерил на себя» вместительное дупло Сергей. Когда-то в детские годы это делал его дед. Время пришло и для внука. Но как оно несправедливо безжалостно для дерева. Старый мощный сук его не выдержал бремени ветхости, упал ниц на близлежащие деревья, ища у них поддержку. Но держится молодцом, в небо глядя своей вершиной.
Сюжет — такой близкий к нашей человечьей жизни, пронзительно острый. Мы уходим, остаются наши деревья для других поколений. Этих слов никто не говорил у старого кедра, мальчишки ещё маловаты для таких мыслей. Да и наш герой ещё полон жизненных сил и планов. Дай Бог, чтобы всё задуманное у него случилось!
После встречи с кедром пытались проехать к старому кладбищу, где похоронен дед Николая Анатольевича Иван Петрович Майгов, уроженец деревни Балахнино. В этом году ему исполнилось бы 113 лет, умер в шестьдесят лет, простудился где-то. Со своим дедом Николай был очень дружен, вместе по борам бродили, на речке рыбку ловили. Побывать бы на его могиле в этот день не помешало, но не получилось, застряли в глубокой колее. А раньше, как утверждает Николай, на «Жигулях» можно было по бору проехать. Раньше!

 

Старинный кедр — реликивия семьи Ивановых. Дереву более 500 лет. Фото: Ольга Гиря.
Сергей, внук Николая Иванова, «примерил» на себя дупло семейного кедра
Сергей, внук Николая Иванова, «примерил» на себя дупло семейного кедра. Фото: Ольга Гиря.

 

 

Ещё раз о Болтовке и её жителях

С глубоким уважением и теплом вспоминал Николай Анатольевич своих соседей по улице, вспоминал тех, кто был отсюда родом, «вышёл в люди», став известным в яшкинских кругах. Людмила Викторовна Гончарова, в девичестве Болтовская. Родилась в деревне Болтовка, училась здесь. Окончила мединститут, сегодня известный врач, депутат Яшкинского окружного Совета народных депутатов. Верой и правдой служит своему делу.
Людей с деревенскими корнями часто отличает особенная глубина их личности, твёрдость характера и приверженность своей земле. Семьи в деревне были в основном многодетные, шесть – восемь детей. Общались тесно друг с другом односельчане, отмечали вместе праздники за одним столом. Любимым праздником в деревне были проводы зимы с наряженными «тройками», с яркими костюмами людей. Веселиться люди умели, песни задушевные звучали на праздниках. Трудились на славу!

Историческая справка
В 1676 казак Кирилл Балахнин (по прозвищу Литвин) основал деревню, носящую его имя до сих пор — Балахнино. В «Списке населённых мест Российской империи» 1868 года издания населённый пункт упомянут как заводская деревня Болахнина (Балахнина) Томского округа (2-го участка) при речке Сосновке, расположенная в 81 версте от губернского города Томска. В деревне имелось 16 дворов и проживало 83 человека (36 мужчин и 47 женщин).
В 1911 году в деревне, входившей в состав Литвиновской волости Томского уезда, имелся 51 двор и проживало 243 человека (117 мужчины и 126 женщин). Функционировала казённая винная лавка.
По данным 1926 года имелось 92 хозяйства и проживало 448 человек (в основном — русские). Действовала школа I ступени. В административном отношении деревня входила в состав Болтовского сельсовета Поломошинского района Томского округа Сибирского края.
В XVII веке их предок Филипп Петров Болтовской, по прозвищу «Лученин», родом из польско-литовского государства, прибыл из Великих Лук, «на государево имя» в Томскую губернию, где в 1634 году был наделён земельными угодьями на реке Басандайке и реке Сосновке, в 1648 году был поверстан в дети боярские. Сыновья Филиппа, основали деревню Болтовская, в последствии Болтовка Яшкинского района Кемеровской области.

 

За что сегодня болит душа?

- Не всегда власти слышат жителей малых деревень. Сегодня душа болит за судьбу бора, больно смотреть, как гибнет кедрач. Не один же век он простоял, раз и «под нож». Как бы сохранить его будущему поколению. Главное — дороги, их бы не убить. Вода питьевая людей не совсем устраивает, затхлостью пахнет. И речка наша Васькина — сплошной канализационный сток. Запах от неё неприятный. Хотелось бы решения этих вопросов. Посмотрите, какие места здесь красивые, человеку здесь в прежние времена жилось вольготно, — вот такими мыслями озабочен Николай Анатольевич.
Дорого ему в жизни многое: в доме его хранятся старинные иконы. Собирает он колокольчики, что подвешивали в старину на конную дугу. Любит слушать их чистый звук, опять же напоминание о детстве, юности. По жизни больше оптимист. Мечтает прожить ещё лет сто, чтобы сделать задуманное. Такой, обычный на первый взгляд, человек, и такой неординарный по глубине своих мыслей, образу жизни. В общем, человек — родом из деревни, с крепкими корнями. Тем и интересен! На таких земля держится!

Старый деревенский колодец, который Николай Иванов восстановил напротив родительского дома
Старый деревенский колодец, который Николай Иванов восстановил напротив родительского дома. Фото: Ольга Гиря.
Четыре поколения коренных жителей деревни Болтовка Ивановых-Майговых: в центре — Анатолий Борисович Иванов
Четыре поколения коренных жителей деревни Болтовка Ивановых-Майговых: в центре — Анатолий Борисович Иванов. Фото из семейного архива.

Похожие публикации