Сохранить семью, чтобы дети жили в привычной среде
: ,
Вконтакте Одноклассники Instagram YouTube

Сайт находится на реконструкции

Возможны временные неполадки в работе



Сохранить семью, чтобы дети жили в привычной среде

Сохранить семью, чтобы дети жили в привычной среде

Дарья КУПРИНА | Немало семей живёт в нашем округе, как, в общем, и по всей России, чья судьба складывается сложно и совершенно не однозначно. Посмотришь на ситуацию в семье с позиции закона, множества различных норм, за голову хватаешься — сколько в них несовершенства. А когда заглянешь в глубину человеческих отношений и задумаешься о том, что такое человеческий выбор, картина получается совсем иная. В непростой ситуации сейчас находится одна пачинская семья, которая своей жизнью доказывает, что логика не властна там, где живёт любовь.

В январе этого года троих детей Елены Куликовой, которая слегла с серьёзной проблемой по здоровью, по её заявлению о трудной ситуации поместили в специальные учреждения. Старшей дочери Светлане 14 лет, сыновьям Серёже 6 лет, а Дане 2 года. Саму её положили в больницу, где она в скорости умерла. Женщина сожительствовала с мужчиной много старше её на протяжении последних семи лет. Для детей Виталий Адамовский не является ни биологическим отцом, ни отцом по документам, но они его называют только папой. Между детьми и мужчиной существует нежная привязанность друг к другу.

Не родные по крови, но свои

Виталий Адамовский живёт в Паче с 2001 года, переехал в эти края из южного Казахстана, города Шымкента. Жил в южном Казахстане благополучно, был уважаемым специалистом. Жили с семьёй, держали огромное хозяйство. 

— В южном Казахстане я хорошо устроился, был специалистом электрооборудования, работал на насосных станциях, а зимой был как сторож. Помню, во время жизни там много охотился. Хорошо жили, мне нравилось. Но потом Советский Союз распался, оставаться стало невозможно, и жена с детьми уехала в Краснодарский край, я туда ехать уже не захотел, вот и вернулся на Родину. Несмотря на то, что моя жена хотела меня перевезти на новое место жизни, я отказывался. Родные края милее.

Сам Виталий Станиславович родом из Кемеровской области, из деревни Горёвка, которой сейчас и в помине нет. В Кемерове учился на каменщика-монтажника, и его как военного специалиста отправили в столицу Монголии, Улан-Батор. На протяжении трёх лет он в составе строительной бригады возводил различные здания, столица преображалась.

— Когда жил в Монголии, там была напряжённая обстановка с Китаем, и мы, кроме того, что ударно трудились на стройках города, постоянно проходили военное обучение. Днём работали, по ночам бегали с автоматами по монгольским сопкам, — вспоминает мужчина.

Виталий Адамовский, живя в Паче, сошёлся с молодой женщиной, Еленой, она была на много лет моложе его. К сожалению, имела пристрастие к алкоголю. Поначалу жили в маленьком домике Виталия Станиславовича, а года три назад купили домик напротив за средства материнского капитала.

— Она пришла однажды ко мне и захотела жить со мной, хотя я не сразу соглашался, ведь я куда старше её. Когда мы начали жить вместе, у неё уже была дочка Света. Девочка меня сразу папой называть стала. Жили на мою пенсию и её пособия. Я, как ветеран труда, бесплатно выезжал в Яшкино и закупался в «Светофоре», вот и получалось намного дешевле. Бывало, и жена ездила и сумки продуктов домой привозила.

За семь лет, которые мы прожили вместе, у Лены родились ещё двое мальчиков. Это не мои дети, у них только отчество по моему имени, поэтому, когда жена слегла, я на воспитание детей по закону права не имел. Но это только по закону, а так-то они мои, ведь я с рождения их растил, воспитывал, играл с ними.

Когда она уже ухаживать за детьми не могла, приехали органы опеки и забрали детей, а после этого, 29 января, жена умерла. Когда детей забрали, их распределили по разным учреждениям. Старших определили в Ботьевский и Таловский детские дома, младшего Данилу вообще увезли в Анжеро-Судженск.

С тех пор, как детей забрали, я исходил много инстанций, в поликлинике прошёл всю медицинскую комиссию, здоровье хорошее. Сюда к нам постоянно приезжали органы опеки с проверками, говорили, что грязно, и чтобы я ни делал, всё их состояние нашего дома не устраивало. Спрашивали про водопровод, у нас нет водопровода, но есть колодец. Через многие трудности пришлось пройти, помню, я уже отчаялся, и помогла одна женщина, работающая в этих органах, она по-другому посмотрела на меня и мою ситуацию, чем остальные. Через четыре месяца детей вернули.

Нет однозначного ответа

Ситуация, вроде бы, с точки зрения закона понятна. Детей трое, Виталию Станиславовичу уже 77 лет, возраст преклонный, живёт на одну пенсию, не является родственником по факту, да ещё и у мамы среди них наверняка была репутация женщины, любившей выпить. В детском доме могут дать и кров, и еду, и воспитание. Поэтому и пришлось мужчине пройти массу проверок прежде, чем он смог вернуть детей домой, откуда их забрали в середине зимы.


Если вы попадёте в семью Виталия Адамовского и троих его детей, то заметите, с какой нежностью и заботой они общаются друг с другом. Несмотря на возраст, мужчина как молодой ходит с мальчишками по селу то на прогулку, то по делу, огород сажает, животных держит. В этом году, правда, не завёл кур, потому что много разъездов было по делам опеки детей. Домашний быт ведёт сам. Дочь Света ему в этом активно помогает. У них и обязанности распределены: девочка дом прибирает, за чистотой и порядком следит, отец огородом занимается. Вместе или по очереди готовят, занимаются с младшими мальчишками. Даже с маленьким Данилой спят по очереди, потому что он от взрослых ни на шаг, боится оставаться один. 

Все трое сильно привязаны к отцу, дочь с заботой относится к нему, осознавая, насколько тяжело в психологическом плане ему даётся вся эта ситуация, он сильно переживает и боится, что их могут забрать. Сама Света сохраняет внешнее спокойствие, но чувствуется, что насторожена, и с опаской встречает незнакомые машины, подъезжающие к дому. Поговорив с девушкой, я увидела и в её речи и глазах опасение, что вся эта история не закончилась, она не хочет возвращаться в детский дом и разлучаться с отцом и братьями. И, конечно, она очень обрадовалась, когда смогла с мальчиками вернуться в свой дом к папе. Мальчики тоже очень радовались встрече с Виталием Станиславовичем. 

Во время общения с семьёй стало также понятно, что Света чувствует, что если их заберут, то папа без них долго жить не сможет, переживания могут подкосить его здоровье. И действительно, дети для него сейчас смысл жизни. А когда забирают смысл жизни, долго ли человек после этого живёт? В окружении детей у него есть шанс прожить максимально долго. А с ведением хозяйства сейчас семья справляется. Когда документально всё будет оформлено, то и в материальном плане должно уже стать полегче. Но и тут добрые люди помогают: то вещами, то ещё чем-то полезным для домашнего быта. Семья живёт, дети растут, но до сих пор все находятся в большом напряжении, ведь спокойствие и более-менее стабильная ситуация могут оказаться временными, и папу и детей могут опять разлучить.

А что соседи?

В селе к данной истории относятся по-разному, кто-то говорит, что детям лучше будет в детском доме, кто-то поддерживает Виталия Станиславовича и хотят, чтобы всё решилось в итоге в его пользу. Вот что говорят жители Пачи.

Ольга Агеева: 

— Я считаю, что дети должны остаться отцом. Ведь он всегда их растил и любил как отец, постоянно с ними, постоянно как курица со своими цыплятами то тут, то там. Когда была жива жена, мы знали, что она пьёт, но про него такого не слышали. Помню, он всё к нам частенько за молоком для детей приходил. Ведь если бы он их не любил, зачем ему их забирать? Ну и жил бы спокойно, жизнь доживал. Но ведь не отпускает он их, хочет сам растить и дать всё то, что может. Он сюда приехал, когда уже был пенсионером, но при этом активно занимался спортом, да и сейчас находится в хорошей физической форме. На мой взгляд, детям лучше будет с ним.

Александр Величко:

— Виталий Станиславович любит детей, это же видно. Только грустно, что по селу о нём разные слухи распускают, будто он пьющий или плохо с детьми обращаются, всякое городят. Но есть и те, кто искренне переживает за него и поддерживает. Я с ним хорошо общаюсь и наблюдаю за его жизнью, он делает всё, что может, чтобы детям было хорошо. Знаете, что меня неприятно удивляет, что в то время, когда дочь и сыновей хотел забрать их отец, хоть и не родной, но любящий, их планировали отдать в другую семью. Это вообще неправильно. Я как могу, оказываю этому Виктору поддержку и очень хочу, чтобы дети остались с ним.

Да, ситуация неоднозначная, и мнений по поводу судьбы этой семьи может быть много. Но позвольте мне высказать лично моё мнение. Я считаю, что важно поступать так, как комфортно будет и отцу, и детям. Детский дом может подарить много материальных благ, образование, но ощущение семьи он никогда не даст, отцовского воспитания не заменит. Главное, чтобы дети чувствовали, что они нужны, и мужчина, уже не молодой по годам, знал, что его жизнь и забота могут принести пользу, что он не просто так живёт в этом мире и у него есть возможность дарить свою любовь и душевное тем, кто в этом нуждается. 

Ну, действительно, если бы он их не любил, то зачем ему нужно их забирать, брать на себя такой груз ответственности? Может, он чувствует, что это единственно верный путь? Может, он по-другому не может? А чем мы можем помочь ему в этой ситуации? Поддержать, помочь необходимыми вещами, предметами быта, физической помощью в ремонте дома, обработке огорода и так далее. Фронт работы большой, и как бы ни хотел Виталий Адамовский, всё необходимое ему одному, да даже и с дочкой Светой, не переделать. И тут важно не осудить, а помочь, может, и добра в нашем мире станет больше.

Передали в полную опеку

Все действия органов опеки продиктованы, конечно же, в первую очередь заботой о благополучии детей. И хоть законы у нас не всегда понятны и приятны, в этой конкретной ситуации специалисты яшкинского отдела опеки поступили очень по-человечески.

Детей поместили в специальные учреждения по заявлению мамы: она болела, и обратилась с просьбой, чтобы детей, в связи с трудной жизненной ситуацией, под своё крыло временно взяло государство. Старшую девочку и одного мальчика определили в Ботьевский приют, а самого младшего отправили в Анжеро-Судженск, в дом малютки. Там мальчика подлечили. А мама детей умерла в тот же день, как их увезли в приют.

- Мы под свою ответственность решили эту ситуацию в пользу семьи, — говорит начальник управления образования Ольга Хлебникова. — Мы и спорили, и ругались, и как бы то ни было, всё равно приняли решение (я была инициатором), детей отдать в семью. Мы с мужчиной разговаривали, он убеждал меня, что «потянет». Я сказала, если будут трудности, в любом случае мы поможем. Семья под нашим постоянным контролем, стараемся по возможности выезжать, проверять условия. Я и сама была у них. Понятно, что условия не очень хорошие. Хоть и бедненько, но чисто. Говорят сельчане многое, тем не менее, дети в семье и живут в привычном социуме. Хоть и говорят, что органы опеки чёрствые, нет, мы всё равно прислушиваемся к людям, и человеческий фактор играет свою роль.

- Статус у семьи – постоянная опека, — комментирует Вера Пирожкова, специалист по охране прав детства. — Девочка Света молодец, она заботится о доме, всегда порядок. Младшим братишкам она как мама. Всё, что могли, мы со своей стороны сделали. Теперь всё в руках самого дедушки (это они его так называют). Мы пошли на всё, чтобы семья сохранилась. Мы же не можем так просто взять детей, потом куда-то отдать, испортить детскую психику. Мужчина молодец, он делает всё, что в его силах, для его возраста это достойно. У детей есть еда, особенно мы обращаем внимание на то, чтобы было горячее питание – это он детям обеспечил. И когда забирали ребятишек, видно было, что и он, и они переживали. Они его обняли, поцеловали, он заплакал… В итоге, мы решили, что детям будет лучше в привычной семье. Но мы всё равно следим за ситуацией. В первый год каждые три месяца будем проверять, потом каждые полгода. Вот недавно выезжали к ним, всё хорошо, младшие дети в садике. Из детсада нам очень хорошую характеристику дали. Дети чисто одеты, опрятные, еда есть. Они получают пенсию по потере кормильца, а мужчина будет получать на них «опекунские». 


6 июля 2021

Возврат к списку