Яшкино, статьи, «Яшкинский район останется без скорой?». Часть 2
: ,

Яшкино, статьи, «Яшкинский район останется без скорой?». Часть 2

«Яшкинский район останется без скорой?». Часть 2

«Яшкинский район останется без скорой?». Часть 2

19.03.2018 Проблема


Дарья КУСТОВА | В прошлом номере мы писали о том, что некоторых жителей района волнует работа скорой помощи. По поводу всего изложенного в предыдущей публикации мы отправили редакционный запрос главному врачу Яшкинской районной больницы (ГБУЗ КО ЯРБ) Ярославу Масенко. Буквально на следующий день с нами связалась заместитель главврача Светлана Евстигнеева. Она предложила, помимо письменного ответа на наш запрос, организовать встречу с главным врачом, на которой лично обсудить все имеющиеся вопросы о работе скорой помощи в районе. Встреча состоялась в понедельник, 12 марта, в кабинете главврача. Но – обо всём по порядку.

Ответ на запрос
Главному врачу мы адресовали несколько вопросов:
- какое количество бригад скорой помощи обслуживают Яшкинский район в сутки на сегодняшний день?
- существует ли дефицит кадров на скорой помощи?
- каков уровень средней заработной платы сотрудников отделения скорой помощи (врачей, фельдшеров) за февраль 2018 года?
- действительно ли врачи / фельдшеры скорой помощи работают по одному человеку в смену в бригаде?
- действительно ли Поломошное обслуживает скорая помощь г. Юрги (Юргинского района), а Колмогорово – Кемеровского района?
- действительно ли в отделении скорой помощи неофициально работают (работали) фельдшеры сельскихФАПов, не имеющие сертификата?
- действительно ли у работников скорой помощи были снижены выплаты за стаж с 80 до 30 процентов?
Вот что нам сообщили в ответном письме (стилистика и пунктуация сохранены):
«На сегодняшний день Яшкинский район обслуживают круглосуточно 2 бригады СМП. В среднем, одна бригада обслуживает 10-12 вызовов в сутки (в Кемерове на одну бригаду приходится 14,4 вызова, в Краснобродском районе –14).
Дефицит медицинских кадров – это проблема всероссийская, Яшкинский район не исключение. Администрация ГБУЗ КО ЯРБ постоянно проводит работу по привлечению медицинских работников – размещает объявления на сайтах, в газетах, социальных сетях, учебных медицинских учреждениях.
Средняя заработная плата фельдшеров скорой помощи в 2017 году составила 27 181,82 руб., при целевом показателе по зарплате средних медицинских работников – 23 650 руб. За январь-февраль 2018 года средняя зарплата фельдшеров СМП составила 35 569,35 руб., при целевом показателе на 2018 год 28 640 руб.
Общепрофильная фельдшерская выездная бригада скорой медицинской помощи включает либо двух фельдшеров скорой медицинской помощи и водителя, либо фельдшера скорой медицинской помощи, медицинскую сестру (медицинского брата) и водителя, один фельдшер на вызов не выезжает.
В целях своевременного оказания медицинской помощи, в случае занятости бригад СП и в виду удалённости с. Поломошное, вызовы могут быть перенаправлены на станцию СМП г. Юрги. При наличии свободной бригады вызовы из с. Поломошное обслуживаются бригадами Яшкинской районной больницы.
Согласно приказу №388н от 20.06.2013 МЗ РФ общепрофильная фельдшерская бригада может состоять из фельдшера СМП и медицинской сестры или фельдшера, имеющих специализацию сестринское дело или лечебное дело. Фельдшера и медицинские сёстры ФАПов и амбулаторий имеют данные специализации и работают в составе бригад СМП ГБУЗ КО ЯРБ по графику.
С 01.10.2017 года для работников здравоохранения Кемеровской области в соответствии с постановлением коллегии администрации Кемеровской области от 28.06.2017 №320 «О внесении изменения в постановление коллегии администрации Кемеровской области от 29.03.2011 №124 «О примерном положении об оплате труда работников государственных медицинских организаций Кемеровской области, созданных в форме учреждений и находящихся в ведении департамента охраны здоровья населения Кемеровской области» введена новая система оплаты труда. Новая система оплаты труда направлена на изменение структуры заработной платы, а именно увеличение гарантированной составляющей – должностного оклада. Выплата за стаж непрерывной работы переведена в разряд рекомендательных выплат стимулирующего характера. Согласно Приложению 4 п. 4.9 Постановления решение о введении выплат за непрерывный стаж работы, выслугу лет, размерах и условиях их осуществления принимаются учреждениями самостоятельно и отражаются в коллективных договорах, соглашениях, локальных нормативных актах в пределах фонда оплаты труда».

При личной встрече
Первой, с кем мы поговорили, стала С. Евстигнеева. Она вкратце ответила на адресованные ранее вопросы, в принципе, повторив то, что отражено в письменном ответе.
- С октября 2017 года произошла реструктуризация зарплаты, – отметила Светлана Владимировна. – Если говорить простым языком: раньше зарплата работника составляла, к примеру, десять тысяч рублей. Из них оклад был, предположим, пять тысяч, а остальные пять – это всевозможные надбавки, в том числе стажевые. Стажевые выплачиваются не сразу, а в зависимости от отработанного стажа – три года, пять и так далее. А с октября 2017 года поменялась структура зарплаты: оклад вырос, а вот уже выплаты стимулирующего характера уменьшились. Это выгодно для работника. Почему? Потому что, например, я написала заявление на совместительство, хочу работать на полторы ставки. 0,5 ставки у меня будет начисляться от оклада. А раз оклад был раньше пять, а сейчас, например, семь, то и зарплата за совмещение будет побольше. Вообще все начисления производятся от оклада. Такая реструктуризация для работников выгоднее. На примере тех же работников скорой: допустим, был оклад десять тысяч рублей, стажевых на него начислялось при 80% восемь тысяч. Итого получалось восемнадцать тысяч. А сейчас, к примеру, оклад стал пятнадцать тысяч, доплата за стаж – три тысячи, вот и получается так же восемнадцать. [Прим.авт.: здесь, однако, в рассуждения С.В. Евстигнеевой закралась неточность. Если предположить, что стажевые выплаты, как заявляют работники скорой, вместо 80% снизились до 30%, то получается: при предположительном окладе в пятнадцать тысяч рублей со стажевыми в 30% зарплата работников должна быть в размере 19500 рублей. Повышение всё равно должно было произойти, ведь, как сказала сама Светлана Владимировна, все надбавки производятся от оклада. Конечно, это цифры примерные, «взятые с потолка», просто для наглядности. По свидетельству работников скорой помощи сейчас оклад у них – чуть более семи тысяч рублей]. Это всё чётко отслеживается на уровне департамента, речи об уменьшении быть не может. По количеству бригад. У нас на сегодняшний день обслуживают круглосуточно две бригады. В бригаде обязательно два человека. Либо врач и фельдшер, либо два фельдшера, либо фельдшер и медсестра. Но врачей у нас нет сейчас, к сожалению, только фельдшеры. По одному фельдшеры не работают, и этого не должно быть. Две бригады — получается четыре человека, и водители. Есть приказ, в котором чётко прописано, из кого должна состоять бригада. Поэтому это необоснованно у них [имеется ввиду то, о чём говорили работники скоройприм. авт.]. Что касается села Поломошного. Оно территориально располагается далеко. Это во-первых. Во-вторых, бывают ситуации, но они встречаются крайне редко, когда бригад свободных нет. И чтобы человек не остался без скорой помощи, вызов перенаправляется в скорую помощь Юрги.
По поводу фельдшеров из сельских ФАПов… Опять же согласно приказа 388н, состав бригад прописан. И в составе бригады может быть фельдшер скорой помощи, и фельдшер, который имеет специализацию «лечебное дело». У фельдшеров специализация записана в их дипломе, сертификате. А если медицинская сестра в составе бригады – то у неё специализация «сестринское дело». Специализации, например, «сестринское дело в скорой помощи» не существует. Таким образом, все они обучены оказывать помощь. Работают фельдшеры [из ФАПовприм. авт.] по графику, каких-то неофициальных выходов нет. И согласно графиков им начисляется заработная плата. То есть, всё официально, они имеют полное право на эту работу. Это согласовано с областными специалистами, с департаментом. Лицензия на оказание этой помощи у нас есть, сертификаты у медработников есть, специализация есть. Они там подрабатывают, это не противозаконно.
- Вакансия врача скорой помощи постоянно публикуется в газете…
- Никто не идёт. Высокий процент совместительства. Большой дефицит врачебных кадров в том числе и в городах, а уж конкретно у нас на селе… Ни одного врача. (…) По поводу зарплаты. Мы взяли среднюю зарплату за январь – февраль. Потому что январь – короткий месяц, не показательный, и это было бы не очень справедливо. [Прим. авт.: в запросе мы, однако, просили указать именно февраль, поскольку январь включает в себя много праздничных дней, которые оплачиваются, как мы все знаем, в двойном размере. Некоторые работники скорой помощи сообщают, что их зарплата за февраль составила, в среднем, 19 500 рублей].

Что сказал главврач
Разговор с Ярославом Масенко состоялся в его рабочем кабинете.
- Средняя зарплата фельдшеров скорой помощи за январь составила 39,7 тысячи рублей. Это работа на полторы ставки. По 2017 году у нас в среднем получается на одну бригаду семь вызовов в сутки. 24 часа поделить на семь – это будет больше чем три часа на один вызов. За декабрь у них [работников скоройприм.авт.], по-моему, 29 тысяч. В рамках указа президента это превышение. Так как указы президента даются не на конкретно скорую помощь, а на всё учреждение, то получается у них превышение, потому что мы выполнили все майские указы президента в полном объёме. (…) Если мы говорим, что в январе была практически сорок тысяч зарплата. Для среднего персонала по майским указам – это тридцать. У них сорок. То есть, уже на десять тысяч больше. Безусловно, это притча во языцех, «вы не понимаете, январская» и всё такое. Но ведь мы сравнивали с другими станциями скорой помощи в январе. Это ни для кого не секрет, что январь – жирный месяц для зарабатывания. Но ведь у нас на этом фоне, по сравнению с другими территориями, зарплата-то выше. Что делает «компания» [Я.М. имеет ввиду сотрудников скорой, которые рассказали нам о внутренней ситуации. Напомним, мы соблюдаем условия анонимности, в соответствии с законом о СМИ. Главврач же сообщил, что все лица им известны.прим. авт.]. Они, начитавшись интернета, решают устроить «итальянскую забастовку». «Работаем на ставку». Это абсолютно законно. Выйти на площадь перед администрацией – это наказуемо. А прийти на работу и работать только на одну ставку – это личное их желание, в своих правах они не ущемлены. Никоим образом никого никогда я не отправлял работать на скорой в одиночку. Есть приказ, который определяет, что работать надо по двое. Безусловно! Хотите по двое – работайте по двое. Они стали работать по двое. У нас было собрание, на котором они мне сказали: «Вы же понимаете, что мы получим в два раза меньше». Почему работают по одному? Чтобы за второго доплатили. Я говорю: зачем? Вы можете жене домой привезти сорок тысяч, можете двадцать.
- То есть, они [сотрудники скорой] всё-таки выходили по одному? В связи с дефицитом кадров? – уточняю я.
- Они в феврале… сказали Зингеру: мы работаем по двое. То есть, все тонкости Трудового кодекса были соблюдены. Хотите по двое – вперёд. Хотите на ставку – вперёд. Да, к концу февраля месяца мы пришли к тому, что график абсолютно пустой.
- А почему они сказали, что не будут работать по двое? Всё-таки работали по одному в смену?
- Ну… это повсеместная практика. Тайга, Кемерово, Юрга… На самом деле…из собственного опыта: один из десяти вызовов требует каких-то усилий, чтобы вдвоём. Приезжаешь – ну у бабушки давление измерил, в лобик поцеловал, бабушка счастлива. Зачем второй?
- Как я поняла из разговоров с сотрудниками скорой помощи, основная причина того, что они требуют работу в смену по двое – трудности с заполнением необходимой документации, в том числе работа с планшетом [на что уходит много времени, и один фельдшер не успевает и с пациентом поработать, и с документамиприм. авт.]?
- Съездите на станцию, либо я сейчас Зингера попрошу, чтобы он вам дал планшет. Он ничем не отличается по сложности от вашего смартфона. Там есть программа, в которой просто нужно заполнять поля. Да, это некая сложность, но… Это повод сказать, что «нам стало слишком тяжело».
- Получается, всё равно ведь нужно приехать на вызов, заполнить карточку, заполнить планшет…
- Вот смотрите: мы берём в среднем – один вызов проходит в три часа. Время нахождения на вызове (все, конечно, будут вопить, но у нас все ходы записаны) – двадцать – тридцать минут в среднем. Очень мало бывает тяжёлых вызовов. Ты занял двадцать минут из трёх часов, у тебя остаётся время – ты можешь есть, можешь спать, а можешь заполнить планшет [Прим. авт: однако главврач не учитывает время, которое уйдёт у бригады, чтобы добраться на вызов. Здесь большую роль играют расстояния между населёнными пунктами у нас в районе]. Вам и не снились вот такие условия работы.
- Вопрос по количеству бригад: говорили, что сократили с трёх до двух, а хотели вообще одну оставить. Как это прокомментируете?
- Никто никого ни за что не тянул. У нас на всех сайтах, в медколледжах, медакадемиях висят объявления – нам требуются врачи и фельдшеры. Если их нет – что делать? Подскажите мне, как искать других? Вот у меня последний ключ от квартиры служебной, я его держу для хирурга. Мы даём миллион. Что ещё я могу сделать? Сюда не едут не потому, что скорая не нравится, а потому, что не нравится район. Сокращение бригад – это как раз следствие того, что «мы хотим работать на ставку». Чтобы компенсировать это, потому что я реально понимаю, что в нормальном ритме работы это вряд ли что-то изменит, но, тем не менее, мы активизировали работу центра неотложных состояний поликлиники. Что это такое? У поликлиники появились две добавочные машины. И в дневное время вызовы скорой помощи обслуживают они. Это абсолютно законно, это прописано во всех приказах минздрава, я ничего не выдумывал. За счёт этого мы сэкономили одну бригаду скорой помощи. То есть, одна у нас едет куда-то на Пашково, Ленинский, а эти обслуживают здесь. По большому счёту, мы этим должны были заниматься давно, но как-то вот всё… Определённая инертность сельских районов есть – чего торопиться, когда все работают.
- Разъясните мне такой момент: работники скорой сообщали, что работали несколько смен. То есть, одну смену отработали и пошли ещё раз работать? Или как это происходило?
- «Колхоз – дело добровольное». Сейчас, если они работают на одну ставку, на одну смену – график составлен, он есть, никто не ходил с палкой никого не заставлял. Всё, как диктует Трудовой кодекс. На самом деле, всё это шантаж на крови населения Яшкинского района. Потому что можно работать, ну сутки через трое, когда большую часть времени проводишь на станции (они меня проклянут, скажут, что это не так)… Но у нас почему-то никто не увольняется.
- В целом по кадрам хотелось бы ситуацию прояснить. Так и есть, что не хватает десять человек? Или меньше?­
- По-моему, чуть меньше. Если говорить в сравнении: в Кемерове должно быть 60 бригад, а работают 34 что ли…

Предметный разговор
После нашего разговора Я. Масенко пригласил в свой кабинет заместителей, в их числе были Юрий Зингер, заведующий отделением скорой медицинской помощи, Елена Большанина, заместитель главного врача по экономическим вопросам, и другие. С ними тоже состоялась небольшая беседа.
- Вопрос к вам, Юрий Викторович: сколько сотрудников работает на скорой помощи, сколько не хватает?
- Всех сотрудников сейчас двадцать. Четыре фельдшеры-диспетчеры, не выездные, остальные ездят. Не хватает, получается, восемь человек.
Е. Большанина:
- У нас три ставки врачебных, из них один – заведующий. Плюс две ставки…
- Как насчитывается зарплата?
- Заработная плата рассчитывается исходя из фактически отработанного времени, – говорит Е. Большанина. – То есть, они работают на ставку, так как приняты на основную ставку и, соответственно, должны её выработать. И уже если у них есть желание и возможности отработать свыше ставки на эти вакантные семь ставок – они их могут разобрать и работать по совместительству. Плюсом ещё, бывает такая ситуация, они выходят по одному в линию, что не запрещается, это не совсем правда, когда говорят, что нельзя выходить по одному – есть такие вызовы, что можно работать в одиночку.
- Это какие?
- Ну, это когда нет какой-то экстренной госпитализации…
Я. Масенко перебил:
- Нет, Елена Алексеевна, нельзя. Условно нельзя, скажем так, Минюстом не запрещено, но рекомендация Минздрава – нельзя.
- Ну да, если так бывает, – продолжает Е. Большанина, – им это оплачивается дополнительно. Зависит от того, насколько они выработают свои ставки. Если они отработали на полторы ставки – и получат за полторы, если на одну – значит, получат на ставку. Про дефицит кадров: у нас 73% укомлпектованность. Это один из самых больших по Кемеровской области. Средняя укомплектованность по Кемеровской области составляет почти 70%. То есть, у нас даже выше среднерегиональной. Поэтому говорить о каком-то таком голоде кадровом здесь не приходится абсолютно. Хотя есть, но при этом коэффициент совместительства – 1,3, при том, что в стационаре около двух. Это не высокий коэффициент. Медработникам разрешено совместительство до двух ставок.
Ю. Зингер:
- О сокращении бригад речь вообще не шла, я не знаю, откуда они взяли…
- Вот только что Ярослав Леонидович мне рассказал про это.
- Они просто попросились, что будут работать вдвоём. Семнадцать человек – это получается только-только [закрыть сменыприм. авт.].
- Две бригада сейчас обслуживают район в сутки и третья – за счёт центра неотложных состояний поликлиники?
- Третья машина – это мы отправляем по приказу департамента, когда две остальные заняты. Амбулаторное звено берёт на себя обслуживание неотложной помощи. Здесь мы не нарушаем ничего. Мы, наоборот, помогаем амбулаторному звену.
- Как часто больных возят в Кемерово и другие города? – спрашиваю я Юрия Зингера.
- А это вы с какой целью интересуетесь? – перебил Ярослав Масенко.
- Сотрудники скорой помощи рассказали, что часть больных (с инсультами, инфарктами) у нас не лечат и приходится возить в город. В связи с этим отнимается время у других больных, которые ждут бригаду.
- Вопрос немного неправильно поставлен, – ответил Ю. Зингер. – Когда у нас были три бригады, мы возили на Кемерово [больныхприм. авт.], две бригады остаётся, то есть одна машина работает на посёлок, одна на район. Когда они [работники скоройприм. авт.] запросили, чтобы работать по двое – хорошо, работайте по двое, одна машина у нас получается на транспортировке. Сейчас добавлена третья бригада [центр неотложных состояний поликлиникиприм. авт.], и либо её силами, либо нашими, мы отвозим на город.
- Нет, у вас в связи с чем этот вопрос возник по поводу транспортировки? – вновь спросил Я. Масенко.
- В связи с тем, что много времени тратится на такие поездки.
- Время тратится на что? На оказание помощи жителям Яшкинского района? Это нашим доблестным бойцам скорой помощи зачастую кажется, что их зазря используют.
- Это входит в оказание помощи?
- Безусловно. Но это можно не писать, потому что в оказание помощи это уже не входит, – немного противоречиво ответил Я. Масенко. – Входила доставка рентген-лаборантов, поваров, дежурных врачей. Да, формально это не входит в состав работы скорой помощи. А неформально – мы все работаем в одном коллективе. И для того, чтобы сейчас соблюсти формальность, я вынужден держать машины и водителя. Поэтому вот это «а зачем возим?» – я, уж извините, хоть что-нибудь тут решаю? Поэтому сейчас, на данный момент, скорая помощь возит тех, кого положено.
Е. Большанина:
- По поводу их загрузки. У них объём выполняемых работ, то, что они реально выполняют, – это 2,4 вызова за смену, восемь часов. То есть, говорить о том, что они катастрофически загружены – это…
- Какие-то разные цифры у вас звучат по вызовам…
- … притом, что по Кемерову – семь, восемь и девять вызовов за восемь часов. То есть наши два вызова – это далеко не загруженность, – продолжила зам.главврача по экономическим вопросам.
- Здесь называли цифру 12.
- Это за сутки. А я вам говорю за смену. Смена – это рабочее время. За рабочее время, которое они отработали (они могут остаться ещё на смену, как у них там в графике записано), - 2,4 вызова. Вот и подумайте, много это или мало.
- Есть нагрузка на смену, а есть нагрузка на бригаду, – говорит зав. ОСМП Юрий Зингер. – Это разные понятия. На бригаду получается 2,4 вызова. Это очень маленькая загрузка. На сегодняшний день мы работаем двумя бригадами, то есть загрузка где-то 12. То есть, мы подползаем где-то в городским показателям.

Про приказы и фельдшеров
Как вы видите, слова Я. Масенко, Ю. Зингера и других в некоторой части противоречивы. Не согласованно звучат количество вызовов в сутки, объём заработной платы, даже то, выходили всё-таки работники скорой в смену по одному или по двое.
Все разговоры были записаны на диктофон, о чём наши собеседники были должным образом уведомлены в соответствии с законом о СМИ.
Как работает планшет, нам всё-таки показали. 14 марта Юрий Зингер пригласил на станцию скорой помощи и показал программу, в которой работают диспетчеры, как назначаются вызовы бригадам, и как потом бригады заполняют планшеты. Действительно, сложного в работе с планшетом ничего нет. Но на это уходит время, а уехать без заполненных документов бригада с вызова не может – с них потом спросит не только руководство, но и фонд ОМС. Впрочем, это тема для отдельного разговора.
- Вот такая система, – отметил Ю. Зингер. – Приходится заполнять и бумажную, и электронную версию. Не мы это придумали. Пока будем работать так. Вся область работает, и мы не хуже, чем вся область. Посчитал примерно, загрузка на бригаду у нас должна быть 11,8 вызовов в сутки. Годовая у нас – семь. По большому счёту мы не дотягиваем тремя бригадами до загрузки. Они вас просто обманули, они вас просто купили [заведующий ОСМП имел ввиду то, что работники скорой пожаловались нам на большую загруженностьприм. авт.]. Дело даже не в этом, а в другом. Люди, которые прочитали статью, даже не медики, возмущены подачей вот этого материала. Это на их совести. Здесь никто никого ничего не это самое… В итоге, чтобы вытянуть на показатели, мы должны работать не двумя бригадами, а тремя. Тайга тоже работает двумя бригадами. Было три, сделали две. Не дотягивают до показателей (Прим. авт.: однако Ю. Зингер, так же, как и Я. Масенко, не учитывает расстояния. Тайга по площади гораздо меньше, чем весь Яшкинский район. И сравнивать две бригады там и две бригады у нас – это просто кощунство).
- То есть, всё упирается в показатели?
- Конечно. Какой смысл? Можно содержать три, четыре бригады. Только они придут на работу и сидеть будут. Деньги надо зарабатывать, а не лежать на койке. На койке дома лежите пожалуйста. (…) То, что они сказали «будем работать по двое» – да не вопрос. Нам же лучше, показатели увеличим.
- То, что сотрудники скорой работают сейчас по двое – людей хватает?
- Людей хватает. Не в том вопрос. Хватает, даже есть те фельдшеры, которые из сельской местности, из врачебных амбулаторий. Это те же самые фельдшера, такие же как и эти, ни больше – ни меньше, ни хуже – ни лучше. Только вот у этих сертификат скорой помощи, а у тех – «лечебное дело». Можно работать с сертификатом «лечебное дело», в соответствии с приказом. Первым фельдшером только чтобы был с сертификатом скорой помощи, а вторым – может и фельдшер с «лечебным делом», медсестра даже может. Сейчас мы проучим троих [сельских фельдшеров], уже обучаются на сертификаты скорой помощи. И будет отдельная бригада сельская. Молодые специалисты должны прийти, ещё семь человек после выпуска, в июне-июле, переживём как-нибудь, не мы первые, не мы последние…
Конечно, мы не могли не поговорить ещё раз и с сотрудниками скорой помощи. На вопрос, была ли какая-то реакция после нашей первой публикации, они сообщили, что «стало хуже, пообещали, что “ответ будет”». По поводу же того, что, по словам главврача, у сотрудников скорой есть много свободного времени между вызовами, нам сообщили, что недавно одной из бригад пришлось отвозить двух тяжёлых больных, «а в это время в Акации человек с судорогами ждал два часа».
По словам тех же сотрудников скорой, «руководство не заинтересовано в работниках». Рассказывают случай, что одна из фельдшеров работала некоторое время на скорой с сертификатом «лечебное дело». Необходимо было 18 тысяч рублей, чтобы выучить работника на новый сертификат, но руководство этого не сделало. В итоге фельдшер уволилась и уехала в другой город, где и прошла переобучение и теперь работает.
- Недавно очень много смертей у нас произошло в больнице, и руководство создаёт такой фон, что якобы скорая виновата в смерти этих людей. Скорая якобы не выполняет свои обязанности. Однако претензий к работе скорой помощи нет никаких. В первую очередь, если такое случается, главврач должен требовать объяснительную от скорой – что сделали не так и почему. Но нет. Но разговоры такие ведут, что «если бы не скорая». Говорят, что в опубликованной статье всё неправда, но что именно – не отвечают.
Недавно на весь район разнеслась новость, что нашей скорой помощи дали новый автомобиль. Однако, по сообщению тех же сотрудников ОСМП, использовать его не дают, он стоит. Буквально на днях только новую машину поставили на замену старой, которая была уже «дырявой и пациенты в ней даже мёрзли».
Что же касается пресловутых приказов, относящихся к делу.
Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 20 июня 2013 г. № 388н «Об утверждении Порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи». Приложение №2 к этому приказу регламентирует правила организации деятельности выездной бригады скорой медицинской помощи: «4. Выездные бригады скорой медицинской помощи по своему составу подразделяются на врачебные и фельдшерские. (...) 8. Фельдшерская общепрофильная выездная бригада скорой медицинской помощи включает либо одного фельдшера скорой медицинской помощи и одного фельдшера-водителя скорой медицинской помощи, либо двух фельдшеров скорой медицинской помощи и одного санитара-водителя, либо двух фельдшеров скорой медицинской помощи и одного водителя, либо двух фельдшеров-водителей скорой медицинской помощи (с использованием автомобиля скорой медицинской помощи класса «А» или «В»)». Поскольку, как говорят в райбольнице, врачей на скорой у нас нет, нас интересует именно приведённый выше 8 пункт.
Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 23 июля 2010 г. N 541н «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения», как понятно из названия, определяет квалификацию работников. В отношении должности «фельдшер (скорая медицинская помощь)» указано: «Требования к квалификации. Среднее профессиональное образование по специальности «Лечебное дело» и дополнительное профессиональное образование в соответствии с квалификационными требованиями, утверждаемыми в установленном порядке, и сертификат специалиста по специальности «Скорая и неотложная помощь» без предъявления требований к стажу работы».
Обратите внимание на то, что обязательно должен быть сертификат по специальности «Скорая и неотложная помощь». То есть, всё-таки, без этого сертификата работать действительно нельзя (смотрите выше – пункт 8 приложения №2 приказа 388н).

Заключение
Обе точки зрения мы высказали. Как известно, истина где-то посередине, а правда у каждого своя.
Да, дефицит кадров повсеместно, да, зарплат хотелось бы побольше. Но, может быть, руководству не отстаивать свою правду, а договориться с работниками? Ведь вся служба строится именно на них. Уйдут они, надоест им работать на износ – и дефицит кадров станет ещё больше. Совсем некому будет работать.
Держаться надо за людей, а не за показатели.